image
НФП-2009

НАСТАВЛЕНИЕ по физической подготовке в Вооруженных Силах Российской Федерации (НФП-2009).

Введено в действие приказом Министра обороны Российской Федерации № 200 от 21 апреля 2009 г.

 

Афганистан. Историческая справка.

Эта книга о жизнях трех великих людей от прошлого Афганистана. Это также об афганских людях историй, говорят друг другу о прошлом — истории, в которых мужчины качества проверены и, посредством их прямоты, их храбрости, и их способности, демонстрируют качества человека и действия, которым достигнуто величие. Эти три мужчины - племенной хан, мусульманский святой, и королевский принц, который стал королем Афганистана. Их истории, прибывшие от множества источников. Рассказ хана был пересчитан мне его сыном и вовлекает вражду, в которой хан, в то время как все еще молодой мальчик, был обязан мстить за убийство своего отца. Мусульманский святой представлен серией историй чуда, рассказанных мне потомством его учеников; истории сосредотачиваются на том, как святой приехал, чтобы владеть духовной и политической властью вдоль афганской границы. Король, королевским способом, присутствует через свои собственные слова — автобиографический счет того, как он приехал, чтобы сидеть на афганский трон и провозглашение, в котором он объявляет его людям о природе своей ответственности в качестве их короля и их как его предметы.

После рассмотрения и сравнения моральных значений, связанных с этими тремя жизнями в первых четырех главах, я поворачиваюсь в последней главе к определенному событию: широко распространенное племенное восстание против британской Власти, которая вспыхнула летом 1897. Это восстание было нападением северест на британское колониальное правило в Индии начиная с так называемого Мятежа 1857, и его основной лидер был мусульманским святым, жизнь которого исследована в третьей главе. Посредством анализа и колониальных и родных счетов, я исследую роль святого в этом конфликте, его отношениях к племенным группам, которые следовали за ним, и большей проблемой того, как Ислам традиционно функционирует как структуру затрагивания политической ассоциации в пограничном обществе. Кроме того, я также исследую некоторые из структурных причин отказа этого восстания, так же как больших значений этих событий для будущего Афганистана.

Всюду по книге мое беспокойство с артикуляцией морального авторитета в афганском обществе и противоречиях, которые различные моральные системы излагают друг другу и себе. Три великих человека, жизни которых я рассматриваю, являются символами решительности. Каждый иллюстрирует чистую определенность, которая стоит вне бэзер обменов средними мужчинами, определенность, которая подзывает, как раз когда это бросает предупреждения опасностей, что энснарл те, кто следовал бы слишком близко идеал. Последняя глава на событиях 1897 отчетов некоторые из опасностей, которые возникают, когда детерминант сталкивается с контингентом и также привлекает внимание к моральной угрозе, представленной колониализмом. Используя письма другого потенциального героя, Уинстона Черчилля, как линза, я обрисовываю в общих чертах моральное значение, приложенное к Исламу колониальными властями, и указываю на большую, моральную угрозу, что Запад начинал позировать не только исламским религиозным лидерам, но также и соплеменникам и королям также.

Поскольку мой центр в этой книге находится на прошлом, можно было бы сказать, что это - работа истории, но мой подход отличается от традиционной истории в том, чтобы быть сосредоточенным на нескольких текстах, которые выдвинуты на первый план как культурные экспонаты определённого времени и места. Поиск логической последовательности и хронологической непрерывности в прошлых жизнях и событиях обойден здесь в пользу другого подхода, подчеркивая особую культурную последовательность, которая может быть найдена в и через истории. Этот подход преследовался многими антропологами, заинтересованными историей, включая Маршала Сэхлинса, чье перечитывание гавайских исторических текстов имело важное влияние на эту работу.

Мое беспокойство о культурных значениях, связанных с особыми текстами, было также под влиянием часто процитированного эссе Хайдена Вайта, “Ценность Narrativity в Представлении Действительности,”, в котором он развивает идею, что “каждый исторический рассказ имеет как его скрытая или явная цель желание извлечь

Последние комментарии