image
НФП-2009

НАСТАВЛЕНИЕ по физической подготовке в Вооруженных Силах Российской Федерации (НФП-2009).

Введено в действие приказом Министра обороны Российской Федерации № 200 от 21 апреля 2009 г.

 

Часть V. Первая чеченская

С. Козлов

Несостоявшийся переворот

Наверняка многие помнят историю с двумя танковыми колоннами, которые вошли в Чечню в октябре-ноябре 1994 года. Помнят наверное и то, что сформированы они были органами военной контрразведки из офицеров Кантемировской и Таманской дивизий. Думаю, не забылось то, что танки, вошедшие в Чечню тогда, были почти все сожжены, танкисты погибли, а оставшиеся в живых попали в плен к боевикам. Их показывали по телевиденью, демонстрируя Миру «агрессивную сущность российского руководства, желающего свергнуть законно избранное правительство и президента независимой Ичкерии». Думаю, свежо в памяти и то, как это самое руководство отказалось от пленных, назвав их наемниками. Но об участии спецназа в этих событиях думаю, что знают очень немногие.

Как то вечером, когда я уже два года как расстался с Вооруженными Силами Украины, ко мне домой в Москве зашли мои товарищи по службе и учебе в Рязани. Выпили за встречу и спустя некоторое время разговор перетек в неожиданное русло. Без обиняков меня спросили, остался ли еще порох в пороховницах и не желаю ли я немного повоевать. Я ответил, что все зависит от того, где воевать, против кого и в чем конкретно состоит задача. Также я, будучи теперь совершенно штатским, задал и «шкурный вопрос»: «А что я с этого буду иметь?». Ребята рассказали, что Федеральная служба контрразведки формирует из бывших спецназовцев, имеющих боевой опыт, отряд общей численностью сорок человек. Этот отряд должен скрытно прибыть в Чечню, и не куда-нибудь, а в Грозный, где во время «Ч» произвести обстрел дворца Дудаева из реактивных огнеметов РПО-А, больше известного, как «Шмель». После этого они должны скрыться. Больше мне о задаче ничего не сказали из соображений секретности. Понятно, что если бы я согласился, задачу бы довели более подробно. За сей подвиг каждому обещали по одной тысяче «зеленых денег». Я вслух начал сопоставлять все плюсы и минусы предложенного мероприятия.

Проникновение на территорию Чечни русских без взаимодействия с агентурой, а также прибытие в Грозный сорока человек незаметно для ДГБ Дудаева мне показалось сразу маловероятным. Мне было неясно, что давал обстрел дворца «Шмелями». Если в том была необходимость, то его можно было бы просто разбомбить авиацией без участия спецназа. И что больше всего меня волновало, а как собственно мы должны были выбираться из Грозного после такого шума. По моему разумению для того, чтобы все это спланировать и провести операцию без потерь, надо было хотя бы недельку походить по городу и наметить основные и запасные пути подхода к дворцу и отхода от него, а также огневые позиции для стрельбы из огнеметов. Поскольку это все было «писано вилами по воде», я решил все не имеющее в настоящий момент какого-то объяснения отнести к минусам. Также в этот разряд попадало и то, что контрразведка вербует спецназовцев ГРУ из «бывших», от которых всегда можно отказаться. Из плюсов была только тысяча долларов, которой как раз бы хватило на мои похороны. Я сказал, что это чистой воды подстава и я в такие игры играть не собираюсь. Прошло немного времени и я узнал из СМИ о танковых колоннах, проданных духам, но не провел параллели между предложением, которое мне было сделано и событиями осени 1994 года.

Лишь когда закончилась Первая Чеченская компания, судьба свела меня с одним из участников тех событий.

Если бы мне лично не предлагали принять участие в этой авантюре, я бы подумал, что человек этот просто вешает мне лапшу на уши. Оказывается, этот отряд был сформирован, оснащен и прошел доподготовку в одной из воинских частей Московского Военного округа. Руководила деятельностью отряда служба контрразведки. Отряд был разделен на две группы по двадцать человек. В состав одной из этих групп и входил мой собеседник. Он рассказал, что предварительно они прошли по всему маршруту предполагаемого движения танкистов. Результаты разведки были не утешительными. Было совершенно очевидно, что боевиков кто-то предупредил о готовящейся акции и подробно ознакомил с маршрутом движения танковых колонн. Вблизи дорог, по которым должны были пройти танки, находились опорные пункты и засады. Дороги были заминированы управляемыми минами и фугасами. Зная по своему опыту, чем это может грозить танкам, спецназовцы провели разведку маршрута, где бы танки могли беспрепятственно достигнуть Грозного и прибыть к указанному сроку к дворцу. Результаты разведки были доложены руководству, но должного действия не возымели. Решив, что все здесь повязаны, «бывшие» решили хотя бы предупредить командира одной из танковых колонн. Рассказав, что его ждет на маршруте, они показали танкисту безопасный маршрут, разведанный ими. Однако информация на командира колонны не произвела должного впечатления. Судя по тому, как он реагировал на предупреждение, ему было строго настрого указано по какому именно маршруту вести танки.

Спецназовцы в указанное время были у дворца и даже сделали несколько выстрелов по его окнам, однако не все из них попали в цель. Отстрелявшись, разведчики отошли в пункт сбора. К дворцу из всей колонны удалось прорваться только одному танку. Экипаж, обалдевший от мясорубки, из которой ему удалось вырваться, спецназовцы забрали с собой и вывели за пределы Чечни.

Военному и политическому руководству страны этого урока оказалось недостаточно. Когда органы государственной безопасности, вместо того, чтобы перессорить между собой чеченские тейпы и привести к власти в Чечне силами оппозиции нужного человека, попытались решить проблему силовым путем. Поэтому спустя пару месяцев началась чеченская кампания, не имеющая в новейшей советской и российской истории аналогов по бездарности ее начала, а также по продажности на всем ее протяжении от начала до конца.

В. Недобежкин

Война или игра в солдатики?

Генерал Рохлин

В расположение 8-го гвардейского корпуса в Толстой-Юрт мы прибыли 20 декабря. По численности этот корпус равнялся полку, его полки – батальонам. Командовал соединением генерал Лев Рохлин. Первой задачей он поставил нам ведение разведки вокруг корпуса. Кроме того, он, видимо, предполагал, что придется лезть в город, поэтому приказал разведать не менее трех маршрутов выдвижения. Выполняя приказ, мы облазили Северный и Ханкалу.

Рохлину надо отдать должное. Из всех командиров своего ранга он, пожалуй, был самым здравомыслящим, огромное внимание уделял разведке. Сказался, наверное, афганский опыт.

Одно то, как он вошел в Чечню, говорит о многом, 8-й шел через Дагестан, где его тормознули и блокировали. Рохлин отступил и исчез на сутки, соблюдая полное радиомолчание, ушел на север и через пустынные районы вышел в Толстой-Юрт.

Разведку Рохлин буквально лелеял. Мне очень нравилось, как он в отличие от других пехотных военачальников ставил задачу. Сначала определял, что надо сделать, а потом предлагал подумать, как мне удобнее ее выполнить, реально это или нет, и выслушивал предложения. Что в спецназе особенно ценят – он не душил инициативу. Благодаря такому отношению результативность нашей деятельности была очень высокой. Три маршрута мы разведали, буквально исползав все на пузе. Последняя группа вернулась 31 декабря в 5.00, а в 6.00 уже началось движение. Маршруты были «пробиты» вплоть до того, где сможет пройти только уазик, а где тяжелая колесная техника.

Комментарии незарегестрированных пользователей появятся после проверки модератором.

0 комментариев

Отправить комментарий

Содержимое этого поля является приватным и не будет отображаться публично.

Последние комментарии